Американский самиздат – свежий обзор

Вышел обзор Bowker (компания, которая продает ISBN в США) об американском самиздате за 2015–2016. Экспоненциального роста нет, всё устаканивается, но рост всё равно есть. 2011–2016: 218%, 2015–2016: 8%. Рост количества книг в бумаге выше роста в цифре. Ведущие сервисы — Create Space (64% рынка, принадлежит Amazon), Smashwords (11%) и Lulu (10%). Тройка по бумаге — CreateSpace, Lulu и Blurb, по цифре — Smashwords, Lulu и Xlibris. Всего в 2016 году Bowker присвоил ISBN 786 935 книг самиздатчиков. А сколько ещё книг было публиковано без ISBN!

 

Новый Kindle. Водозащищенные аудиокниги

Amazon наконец сделал влагозащищенный Kindle. У нового Oasis 7-дюймовый дисплей с разрешением 300 dpi (1680 x 1264). Больше памяти, чтобы, помимо обычных книг, можно было слушать аудиокниги: в читалке уже есть доступ к Audible и Bluetooth для подключения наушников. За $249. Для больших ценителей, вероятно.

Ссылки августа 2017

Digital isn’t dead for book publishers – we’re just waking up from the first hangover | The Bookseller

Less Than Meets the Eye: Print Book Use Is Falling Faster in Research Libraries – The Scholarly Kitchen Бумажные книги в библиотеках исследовательских центров США всё меньше востребованы. Что и понятно.

China and the US release 48% of the world’s books (chart) Последний отчет IPA 2015-2016 полностью игнорирует Россию. Удивительно.

Canadians are starting to read more books on their smartphones Что не очень удивительно — повсеместный тренд.

Continue reading “Ссылки августа 2017”

Как там в Польше

52% поляков, читающих книжки, читают их в электронном виде. 27% — слушают. Из тех, которые читают электронные книги, 2/3 пользуются Kindle. При этом, что смешно, Amazon официально Kindle в Польше не продает и польский язык не поддерживает. Вот такая невзаимная любовь. В любом случае, 52% впечатляют. Если правда.

Американские издатели тоже отчитались за 2016 год

Всё не слишком хорошо у самых больших американских издателей (Ассоциация американских издателей приводит данные продаж 1200 издателей, а их в США несколько тысяч). Ну, как, не очень: розничные продажи –0,2% к 2015 году, что терпимо, а общие продажи –6,6% по сравнению с 2015-м.

Особенно плохо чувствует себя учебная и профессиональная литература (–9% для школьников, –13,4% для ВУЗов, –20,8% вся профессиональная литература, и –2,5% у университетов, что даже неплохо).

В рознице снижаются продажи взрослой литературы (–2,3%). А это, на минутку, 2/3 всей розницы. И снижаются продажи электронных книг (–15,6%). А вот аудиокниги продолжают расти (+25,8%).

Динамика розничных продаж книг в США по типам изданий в 2011–2016 гг.

Следует иметь в виду, что все эти данные — только по доходам издательств. Реальных продажи — другие. Трансформация продолжается.

Первый импринт пошёл

Идея писательского импринта сама по себе не то, что бы неновая, а даже старая. Да вот хотя бы «Лекарство от скуки» (сост. Б. Акунин). Но у импринтов Rideró («Выбор Сенчина» — первый) другая модель: Rideró не заказывает книги, а предоставляет инфраструктуру. Остальное писатель/редактор/составитель всё сам вместе со своими авторами. Пока симпатично. Интересно, что из этого получится.

 

Книги исчезают

На неделе стал участником программы спасения списываемых из московских библиотек книг. Любой желающий может зайти на knigi.bibliogorod.ru, поискать что-нибудь интересное, забронировать и забрать.

Я так и сделал. Полистал каталог списываемых книг в ближайшей от дома библиотеке. Завис надолго, потому что всё время натыкался на книги, которые читал в детстве и юности, которые помню до сих пор, которые уже и забыл, что читал. И все они что-то для меня значили. Переживания, все дела.

А потом заехал после работы в библиотеку и забрал 3-й том Бурстина, книжку Теодора Зельдина о французах, двухтомник по популярной физике и «Справочник географических названий зарубежных стран» издательства «Недра» 1986 года. Всё просто, быстро и удобно.

Но вот что напрягает: эти книги или не нашли своего читателя, или библиотека считает, что история США XIX века или Франции ХХ века никому не нужны. Но теперь этих книг в библиотеках вообще не будет. Ну, то есть в какой-нибудь Ленинке книжку Зельдина и можно будет найти, но больше, видимо, нигде? Эти книги, конечно, никто в библиотечной инфраструктуре не оцифрует, особенно те, которые вышли в конце 1980-х — начале 1990-х. Потому что «авторское право». Их и у пиратов нет, потому что не было тогда сканеров, не оцифровал никто.

Хорошо, что книги, как написано на сайте списанных книг, «смогут обрести вторую жизнь и быть прочитанными кем-то».

Но ужасно, что книги исчезают из публичного пространства.

P. S. Торопитесь, кстати, — за несколько дней каталог списанных книг уменьшился примерно на четверть.

Тихая война за учебники

За всяческими поездками пропустил начало большой войны за рынок учебников.

23 мая Олег Новиков, хозяин «ЭКСМО» представил корпорацию «Российский учебник» в составе издательств «Дрофа», «Вентана-Граф», «Астрель», цифровой образовательной платформы Lecta и поставщика оборудования для школ и детских садов «Дрофа—новая школа». «Мы планируем получить около 50% рынка учебно-методических материалов», — сообщил Александр Брычкин, гендиректор новой корпорации и правая рука Олега Новикова. Хотя, вроде бы, и сейчас дела издательств корпорации неплохи: 5,5 млрд ₽ выручки, 60% от продажи учебников, 1/3 от бюджетных закупок. Но хочется больше: на бюджетные закупки приходится 15–16 млрд ₽.

А на нём «Просвещение». И у «Просвещения» очень хорошая крыша — министерство образования РФ. Ну, и Ротенберги тоже не мешают. Но главное — помогает гриф министерства, на который, конечно, посматривают в учреждениях образования при закупках учебников. Правда, не все учителя, оказывается, довольны федеральным перечнем учебников. Может, теперь не случайно оказывается? И очень хороший ход от «Просвещения» — начало сотрудничества с Яндексом по созданию образовательной платформы для школ.

P. S. Злые люди рассказывает о том, что новая корпорация появилась не просто так, а после того, как владелец одного большого издательства пришел к председателю совета директоров другого издательства и потребовал компенсацию за то, что у него нет доступа к рынку учебников из-за федерального списка. И, как ни странно, не нашёл понимания.

Это, конечно, всё россказни. Но даже интересно, чем эта тихая война закончится. И надеюсь, вестись она будет не так, как в 1990-е, а то знакомых жалко ;(